Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: смерть (список заголовков)
00:30 

мысли вслух.

Львенок из Цинтры
У нас проблемы, Куп. Два плюс два не всегда равняется четырем!
иногда, ночью, появляется ощущение, что мое сознание зависло в пространстве без звуков и ощущений. тогда мечусь между мыслями "вот наконец же - покой" и "как все?" схожее ощущение в дневничке, напоминающем коробку без дна для складирования нескладируемого в другие места.

к тому, что человек вот есть - и вот его нет - сложно привыкнуть. помнишь голос, какие-то фразочки въелись в мозг, какие-то шуточки дурацкие, и пирог еще этот на как ее - Константиновской? а, неважно. или важно?

а куча людей вроде бы где-то там живет, прямо давно знакомых и когда-то даже близких, и вот не видимся же, и вот не необходимо вроде. но вот эти вот страхи, они в такие дни выползают.

больно, больно, пишет мне замминистра. что ей отвечать. молчу.

@темы: люди, мысли, смерть, я

16:39 

...

Львенок из Цинтры
У нас проблемы, Куп. Два плюс два не всегда равняется четырем!
всегда забирал лучших.
:candle2:

@темы: люди, смерть, я

16:18 

Ведьмак...

Львенок из Цинтры
У нас проблемы, Куп. Два плюс два не всегда равняется четырем!
Она была босая, в простом льняном платьице. На длинных светлых волосах, свободно спадающих на плечи и спину, лежал венок, сплетенный из маргариток.

– Привет, – сказал он.

Она подняла на него холодные глаза, но не ответила. Он отметил, что она почти совсем не загорела. Это было странно сейчас, в конце лета, когда деревенские девушки обычно загорали дочерна, ее лицо и открытые руки лишь слегка золотились.

– Принесла цветы?

Она улыбнулась, опустив ресницы. Он почувствовал холод. Она прошла мимо, не произнеся ни слова, опустилась на колени у основания менгира, коснулась ладонью камня.

– Я не приношу цветов, – слегка подняла она голову. – А те, что лежат, для меня.

Он глядел на нее. Она стояла на коленях так, что заслоняла от глаз последнее имя, высеченное на камне. Она была светлой, неестественно светлой, какой-то даже светящейся на темном фоне менгира.

– Кто ты? – медленно спросил он.

Она улыбнулась, и снова повеяло холодом.

– Не знаешь?

«Знаю, – подумал он, глядя в холодную голубизну ее глаз. – Да, кажется, знаю».

Он был спокоен. Иначе он не умел. Уже не умел.

– Меня всегда интересовало, как ты выглядишь, госпожа.

– Не надо меня так величать, – тихо ответила она. – Ведь мы знакомы много лет.

– Верно, – подтвердил он. – Говорят, ты все время идешь следом. Не отступая ни на шаг.

– Иду. Но ты никогда не оглядывался. До сих пор. Сегодня оглянулся впервые.

Он молчал. Ему нечего было сказать. Он устал.

– Как… как это произойдет? – спросил он наконец, холодно и без эмоций.

– Я возьму тебя за руку, – сказала она, глядя ему в глаза. – Возьму за руку и поведу через луг. В туман, холодный и мокрый.

– А дальше? Что там дальше, за туманом?

– Ничего, – усмехнулась она. – Дальше ничего. Ничего…– Ты шла следом за мной, – сказал он. – А догнала других, тех, с которыми я встречался на пути. Почему? Важно было, чтобы я остался один, верно? Чтобы наконец испытал страх. Признаюсь тебе. Я всегда тебя боялся, всегда. Не оглядывался из-за страха. Из-за боязни увидеть тебя идущей следом. Боялся всегда, всю жизнь, вся моя жизнь прошла в страхе. Я боялся до… сего дня.

– До этого дня?

– Да. До этого. Вот мы стоим лицом к лицу, а я не чувствую страха. Ты отняла у меня все. Даже страх.

– Почему же тогда твои глаза полны ужаса, Геральт из Ривии? Твои руки дрожат, ты бледен. Почему? Неужто так сильно боишься увидеть последнее, четырнадцатое имя, выбитое на обелиске? Хочешь, я скажу тебе, как оно звучит?

– Не надо. Я знаю его. Круг замыкается, змея погружает зубы в собственный хвост. Так должно быть. Ты и это имя. И цветы. Для нее и для тебя. Четырнадцатое имя, выбитое в камне, имя, которое я произносил среди ночи и при свете солнца, в холод, жару и дождь. Нет, я не боюсь произнести его сейчас.

– Ну так произнеси.

– Йеннифэр… Йеннифэр из Венгерберга.

– А цветы для меня.

– Давай кончать, – с трудом проговорил он. – Возьми меня за руку.

Она встала, подошла, он почувствовал исходящий от нее холод, резкий, пронизывающий холод.

– Не сегодня, – проговорила она. – Когда-нибудь – да. Но не сегодня.

– Ты взяла у меня все…

– Нет, – прервала она. – Я ничего не забираю. Я только беру за руку. Чтобы никто не был в такую минуту одинок. Один в тумане… До свидания, Геральт из Ривии. До встречи. Когда-нибудь.

Он не ответил. Она медленно повернулась и ушла. Во мглу, которая неожиданно затянула вершину Холма, во мглу, в которой исчезло все, в белую, мокрую мглу, в которой растворились обелиск, лежащие у его основания цветы и четырнадцать высеченных на нем имен.


@музыка: Тэм - Нильфгаардец (ведьмак)

@настроение: введьмаченное

@темы: ведьмак, Смерть, Йеннифер

Записки на ветвях.

главная